Mielga, дочь ветра (mielga) wrote,
Mielga, дочь ветра
mielga

Ночь идет - и темнеет
Бледно-синий восток...
От одежд ее веет
По полям ветерок.

День был долог и зноен...
Ночь идет и поет
Колыбельную песню
И к покою зовет.

Иван Бунин


Переполненные энергией мы уходили от стадиона и вновь возвращались к нему в надежде достать симпатичнейший плакат, растянутый над входом. Уже ушли последние АлисАманы, но милиция не торопилась.. Сообразив, что нам не достать это полотно даже в том случае, если никого вокруг не будет, мы двинули в сторону вокзала. Из недр Алёнкиного рюкзака был извлечен фотоаппарат, и сделано несколько кадров - очень интересно было бы на них взглянуть! Тихо и спокойно мы идти ещё не могли, поэтому негромко горланили песни. Под ноги попадались каштаны.. По моему ощущению Шахты - город каштанов. Очень красиво.. Проснулось детское стремление к собиранию, и я выбрала себе кругляшок посимпатичнее. Убедив Алёнку в том, что это не просто каштан, а сувенир, я подобрала подходящий и для неё. Наше "пение" сменилось рассказами о впечатлениях за день, и очень проникновенно звучал, под скрипучее карканье ворон, Алёнкин рассказ о том, как она шла по ночной трассе под Воронежом, воображение разыгралось, и стало жутковато, мы ускорили шаг. Дойдя до той дороги, где бегала нужная нам маршрутка, мы решили её не ждать, а пойти вдоль дороги. Спустившуюся тишину лишь изредка нарушали проезжавшие машины, а Алёнка усердно боролась с автостопным рефлексом их "отлова". Заболтавшись, мы пропустили одну маршрутку, но со следующей нам повезло: кто-то выходил, и она остановилась почти рядом с нами. Думается, что мы скорее дошли бы пешком, благо время не поджимало, но дорогу я не запомнила..
Не прошло и пары десятков минут, как мы очутились на привокзальной площади. Редкие палатки были открыты. Первым делом мы забрали из камеры храания мои вещи, потом - направились за водой. Минералка оказалась, к нашему удивлению, очень вкусной и очень дешёвой.. Жаль, что в Москве такой не найти.. Купив воды, мы примостились на лавочке, развернули пакетик с нашим ужином: из того, что мама дала в дорогу оставалось ещё бутерброда четыре. Это, наверно, было лучшей трапезой за последнее время. очень душевно всё было.. Хорошо..
После ужина мы заглянули в зал ожидания с целью изучения расписаний и общения с выездными. Первое ничего не дало, второе как-то не сложилось, но до отправления всей толпы - в 10 вечера - мы оставались там.
До поезда оставалось два часа. В зале было душновато и мы решили выйти на улицу. Чудесный был вечер.. В воздухе царило умиротворение, ночь звала к покою, к неспешной, размеренной беседе.. В какой-то момент к нам присоединился пёс, разделявший с нами ужин, подошли кошки.. Так мы сидели в окружении зверья, при свете луны в тёплую южную ночь. Впомнилось стихотворение Кинчева, которое мы незамедлительно начали переделывать под окружающую действительность:
Липой пахнет, тянет ветер
Ноздрями в себя.
Ночь спустилась на деревню,
Спит моя родня.

Я не сплю, проснулся что-то,
Воздухом дышу.
На уснувшую деревню
ГлАзами гляжу.

Вижу пруд, за ним калитку,
Яблони в цвету.
Вижу спящую улитку,
Рожки по ветрУ.

Я набрал, что было мочи,
Плюнул — не попал,
Поперхнулся только очень,
Больно заикал.

Вот и думай, что такое?
Что за кутерьма?
Мне не спится,
Тянет ветер ноздрями в себя.

В переделанном варианте хромало всё, что только могло: и рифма, и размер.. Но мы были довольны.. Просто потому, что в Такой вечер нельзя быть чем-то недовольным. В такой вечер с тебя стряхивается московская шелуха, снимается панцирь, и ты становишься собой.
Tags: 2004, выезда
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments