Mielga, дочь ветра (mielga) wrote,
Mielga, дочь ветра
mielga

Курчатовское море

Я очнулась из какого-то забытья - меня позвал город. Через ворота Двух Ив и Рябиновую улицу - только не ищите, пожалуйста, их на карте - он вывел меня на аллею Иллюзорности. Не решившись сразу на неё спуститься, я пошла вдоль дороги. Фонари ярко улыбались мне, но и они не в силах были снять с города серую пелену сумерек. Со дня моего приезда не было ни солнца, ни дождя, а лишь свинцовое небо непетербуржского оттенка. Свет добавил ему своей электрической желтизны, а спускавшаяся ночь плеснула тёмно-синего, но я не берусь описать, что же получилось в итоге - возможно, вам доводилось видеть такое небо в один из бесконечных пасмурных вечеров, которые случаются в каждом городе.

Поднялся ветер. Пронизывающий, холодный, он трепал полы моего пальто, словно тоненький шёлк, отступал, подкрадывался снова, пока не победил, заставив закутаться.
Всё происходило в полной тишине. Нет, её иногда нарушали звуки шагов, голоса, шум проезжающих машин, какой-то гул, но это казалось таким мимолётным... И эта тишина, и вечно серое небо, и вроде бы застывшая осень создавали ощущения нереальности происходящего. Тянувшаяся по правую руку аллея обрывалась в темноту сразу за последней цепочкой фонарей. Просто это был не город - это был макет. Знаете такие трёхмерные макеты с вырезанными домиками, с подчёркнуто аккуратными пластмассовыми газонами? Некоторые из них, как и этот, обязательно накрыты колпаком, чтобы зрители не поняли, что на улицах муляжа может быть ветрено, иногда слышатся голоса и ездят машины.

Мне стало интересно, каково оно там, на краю. Я свернула и пошла к нему через аллею. Свет, казалось, застыл, забыв, что должен отбегать к краю по мере моего приближения. Темнота же, напротив, приближалась, пока мы с ней не столкнулись у последней цепочки фонарей. Она беззубо улыбалась, зная, как страшно мне идти в никуда, как вдруг что-то заставило её расступиться, открыв мне море.

Песчаный высокий берег, к которому я так и не решилась подойти, резко контрастировал с сумеречной водой. Я правда лишь слышала её - наверное, плескались пираньи. Тишина сгустилась ещё плотнее, теперь её нарушали только отдалённый гул и шелест прибрежных трав. Где-то вдалеке встречались чернеющие бездны неба и воды, а между ними плыли облака пара. В самолёте, на высоте тысяч километров, такое кажется естественным и логичным, но когда ты гуляешь по аллее, и видишь то же, что и там, наверху, ты ощущаешь абсолютную сверхъестественность происходящего.

Здесь, на краю макета города, да и всего нашего пластмассового мира, я была такой мелкой пылинкой, и такими глупыми казались вечные суета и спешка. Море заставило меня замереть. Оно звало меня. Я, уверенная, что сверну с набережной на первом же повороте - от животного страха, который всегда сопровождает на прогулках по краю, - шла прямо. Море не отпускало, словно удав, гипнотизирующий свою добычу, оно предлагало присоединиться к нему. И лишь когда вдалеке показалась моя Рябиновая улица, оно позволило мне уйти.

Я пересекла аллею Иллюзорности и обернулась. За последней цепочкой фонарей аллея обрывалась в темноту. Это был макет и его край. Моря не было. Наверное, мне привиделось.
Tags: бред, зарисовки, путешествия
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 20 comments